Акция закончилась

Тридцать семь с половиной недель

2 мая 2018, 09:01

Тридцать семь с половиной недель

Обычное утро

Будильник прозвенел в четыре тридцать утра. Женька с трудом разлепила глаза. Спать хотелось неимоверно. Она так и не приучила себя рано вставать. Что поделаешь, сова. Только мужу это не объяснишь. Первая смена на шахте начинается в шесть утра. Пора приступать к утреннему ритуалу.

Неуклюже переставляя ноги, Женька побежала в туалет. Шла тридцать седьмая неделя беременности, плод давил на мочевой пузырь. Потом сонная пошлепала на кухню. Поставила чайник и присела, чтобы дождаться пока закипит вода. Резкий звук свистка застал Женю врасплох. «Блин Заснула. Сколько же время?», — она запаниковала.

Заметавшись по кухне как колобок, Женька быстро кидала на стол масло из холодильника, наливала кофе, на плите шипела яичница в сковородке. Часы показывали пять утра. Придерживая живот, она покатилась будить мужа. «Вечно ты копаешься. Опоздаю из-за тебя», — шахтер с утра был суров.


Святое сало

Наконец с облегчением закрыла входную дверь. Теперь можно спокойно поспать. Женька с наслаждением нырнула под одеяло. Постель еще хранила тепло. Поворочавшись, она устроилась поудобнее и попыталась уснуть. В голове крутилось: «Сало закончилось. Придется идти на рынок». Сало шахтеру на тормозок — это святое.

Шел конец апреля, но погода стояла мрачная. Дождь и слякоть. Настроение совсем не весеннее. Женя ехала в автобусе. Почему она в тот момент думала о сале, а не о приданом для малыша, Женька и сама не понимала. Врач из женской консультации по фамилии Лавров срок ставил на середину мая. «Внука ждать на день рождения буду», — приговаривала свекровь. Людмила Федоровна была уверена, что первым родится мальчик. Сын гораздо старше невестки, и свекровь грезила внуками.

Мясной ряд разочаровал Женьку скудным ассортиментом. «Ты бы еще дольше дрыхла, — сказала она себе, — совсем ничего не достанется». Выбрала у дебелой торговки сносный кусок сала, расплатилась и пошла на вещевые прилавки навестить тётю с дядей. Они занимались маленьким бизнесом с громким названием «Индивидуальная трудовая деятельность».


Тётя Валя приходилась родной сестрой Женькиному отцу. Детей в семье не было, и она пеклась о племяннице, как о родной дочери. Супруги уже собирали товар.

— Сегодня ты бледная, Жень, — сказала тетка.
— Да спина разболелась, — без эмоций ответила Женька. Она хотела быстрее попасть домой и прилечь.
— Дядя Миша тебя отвезет. Михаил надо Женю домой отвезти! Ты бы поменьше сама ходила, скоро уже рожать, — суетилась тетя Валя.

Бесконечная Санта-Барбара

Дома Женя с наслаждением плюхнулась на диван. По телевизору шла Санта-Барбара. Женька уже не помнила, с чего начинался этот долгоиграющий американский сериал. Телевизор вещал:

Мейсон: А тебе так не больно?
Джулия: Больно.
Мейсон: Зачем ты это делаешь?
Джулия: Я прочитала в журнале, что так яйцеклетке будет легче пройти по фаллопиевой трубе и прикрепиться к стенке матки.
Мейсон: Странно.
Джулия: Да. Но я решила испробовать всё.
Мейсон: Здесь написано, Джулия, что у тебя должна быть овуляция. Прости за личный вопрос, но у тебя есть овуляция?


Процесс зачатия между Джулией и Мэйсоном прервал шахтер. Закончилась смена. Женьке пора было начинать ритуал номер два. Кроме вчерашнего зеленого борща она ничего не готовила. Предчувствуя упреки, она робко пробормотала: «Так спина сегодня болела. С утра на рынок сходила, сала купила, а потом полежала немножко».

Гаражные ценности

Чтобы загладить вину перед мужем Женька за кампанию потащилась с ним в гараж. Любимым делом шахтера было чинить горбатый запорожец. Женя достала вязание, но шахтер придумал другое занятие: «Перебери картошку. Все равно тебе делать нечего!».

Женя присела на пол и подогнула под себя ноги. Со вздохом принялась за картошку. Белые червячки со всех сторон пронизали клубни. На её счастье осталось только пару ведер. Шахтер вел беседу с соседями по гаражному кооперативу. Те косо поглядывали на беременную Женьку. От взглядов она краснела.


Муж, в общем-то, был неплохим человеком. Просто у него оказались свои представления о семейных ценностях и отношении к женщине. Состояние беременной жены Сергей находил вполне удовлетворительным. Шахтер не любил, когда Женька жаловалась на свое самочувствие. «Все ходят беременные и ничего! Ты смотри, какая нежная», — после таких слов Женя научилась помалкивать.

Когда ей стало невмоготу, попросилась домой и решительно сделала несколько шагов. Недовольный Сергей оставил своё занятие, попрощавшись с соседями, они ушли. Какое наслаждение дотащиться до дивана. Вечером начинался ритуал номер три. Кроме починки запорожца вторым любимым занятием мужа был телевизор.

Еще только тридцать семь с половиной недель

С Женей стало твориться неладное. Сначала судорогами свело поясницу. Потом к пояснице подключилась ноющая боль внизу живота. Женька не догадывалась, что пришло время рожать. В голове сидела четкая установка: «Срок тридцать семь с половиной недель».


По невежеству она думала, что дети у всех рождаются одинаково. На сороковой, сорок первой неделе. Муж смотрел телевизор, но поведение жены его насторожило. «Что с тобой? Спина болит? Давай я поглажу!», — не такой уж и суровый Сергей иногда бывает.

Когда Женька согнулась от дикой боли в пояснице, шахтер позвонил свекрови:

— Ма, я не знаю, що робить? У Жені спина болить и каже, що живіт теж, — от волнения он переходил на украинский язык.

— Серёженька, мой зайчик, рано еще. Срок не подошел. Пусть сходит завтра в больницу!

— Яка больница, ма! Завтра воскресенье.

Зайчик заволновался не на шутку и пошел курить на балкон. К пяти утра боли усилились. Интервалы между схватками, а это были они, становились короче.

Синий мальчик

Наконец у Жени лопнуло терпение. Она приказала шахтеру вызывать скорую. Сама в это время собирала сумку для роддома. Скорая приехала через сорок минут. Женька на ходу отвечала на вопросы фельдшера. Машина тряслась по ухабам. Путь до роддома казался вечностью.


В родильном отделении пару встретили криком:

— Вам ребенок нужен или нет?! Почему тянули, — голосистая медсестра была вне себя, — родишь прямо здесь, оно мне надо!
— Женщина, не кричите. Откуда я знала? У меня срок тридцать семь с половиной недель, — жалобно повторяла Женя.

Дальше было все как во сне. Дежурил доктор Лавров. «Хоть здесь повезло!», — подумала Женя. Еще час мучений в предродовой палате, и все.

«У тебя мальчик. Смотри, какой синий. Было обвитие пуповиной», — говорил Лавров, — слабенький, положим его в бокс». Женя уже ни о чем не думала. Все. Слава Богу, все. Вечером к роддому пришли муж и свекровь. Она подошла к окну. «Сын. Слабенький. Положили в бокс», — в форточку вещала Женька. У шахтера по щекам текли скупые мужские слезы.


Ранее мы сообщали об истории с несчастливым концом. Вялотекущая шизофрения Женькиной семейной жизни давала о себе знать. Всегда спокойная и уравновешенная она стала раздражительной и нервной. Лицо посерело и осунулось, под глазами не сходили серые круги. С вечера не могла уснуть, а утром проснуться. Работать не хотелось. Все падало из рук. Все время клонило в сон. Дома пыль лежала слоями, Жене было все равно.

Другие записи автора

Комментарии