Акция закончилась

О моих таланливых земляках 3

член Национального союза журналистов Украины
20 января 2017, 12:45

О моих таланливых земляках 3

Мне повезло в жизни. Живу и работаю рядом с интереснейшими людьми. И хотя я уверена, что Бог каждого младенца в момент рождения наделяет равными возможностями для творчества, далеко не все граждане, взрослея, эти возможности используют и развивают. Мне же судьба подарила возможность общаться с теми, кто это делает. Ниже привожу творческую работу моего коллеги, руководителя, главного редактора нашего мультимедийного издания Геннадия Чубенко. Готовила его рассказ к печати, тронул он мою душу. Но в силу объективных обстоятельств готовая к выходу в свет страница отложена до лучших времен, а поделиться хорошей творческой работой очень хочется… 

Пепел 

(Рассказ) 

Пепел. За последний час эта хлопчатообразная серая субстанция все более толстым слоем покрывала его душу. Занимала сознание. Вытесняла все прочие чувства, кроме чувства досады. («Как же так?», – мысли отрывистые, с обожжёнными краями, злости на себя, разочарования)…

Пепел. Он покрывал большую часть двора небольшого («две комнаты и кухня… были») дома. От хибары с треснувшим фундаментом, из которого еще два дня назад тянулся тонкий стебелек дикого винограда, остался оскалившийся в небо скелет… И жар…И комок в горле из застрявших слов и развалин ощущения собственной значимости.

– Сереж, ты, когда придешь, не стучи – я не запираюсь, и собаки у меня нет, – инструктировал голос в телефонной трубке волонтера Сергея.

Добрые люди рассказали парню историю соседа Михалыча. Дед, мол, давно один. Документы свои неизвестно где и когда «оптом» умудрился потерять. А ходит он еще хуже, чем соображает.

– Вот и помогаем, чем можем. Ему бы документы восстановить, да пенсию, хоть какую, оформить, – увещевали доброхоты. («Чтоб они провалились!»).

Сергей, как и приглашал Михалыч, стал приходить без стука. Дед радовался, как родному. Благодарил за гостинцы, травил анекдоты, обдавая гостя амбре из смеси перегара и дыма дешевых сигарет. («У меня футболка с этим запахом еще не стиранная лежит»).

– Михалыч, пенсию тебе оформим – еще и женим. Уж жена-то тебя от бутылки отвадит.

– И пусть отвадит. Я шо ж, запойный? Это я так – скрасить серость будней…

«Неосторожное обращение с огнем» – значилось в сводке МЧС.

– Похоже, выпивал и с сигаретой на диване заснул, – не глядя на Сергея, пояснил знакомый пожарный. («Да твою ж дивизию! Что за бред?»)

Михалыч, судя по всему, решил отметить получение своей первой пенсии. («Отметил… Жил бы еще добрый, веселый дед. Нет, блин, приперся к нему Бэтмэн Сережа! Добрый помагатель… Из-за меня все… Как жить-то теперь с этим?»).

Мысли лезли одна на другую, громоздились курганом, погребая под собой такие вчера еще радостные ощущения. Вот он, Сергей Владимирович – не студент-середнячок, а столп общества, опора для слабых и обездоленных. («Да просто самоутверждался ты за их счет, а не искренне помочь хотел! Гордился тем, какой ты благородный и незаменимый!»). Что за глупости – вмешиваться в чужую судьбу? Ведь сказано ж про «добрые намерения», которыми выстлана дорога известно, куда. Вот и получил, что заслужил – мордой в пепел! От человека, кстати, пепел-то!

– Дядя Сережа, привет!

Сергей вздрогнул от внезапного прикосновения к его руке маленькой горячей ладошки. Мурашки пробежали по коже.

– Я тебя нашла, – глаза шестилетней тощей девчушки с тоненькими русыми косичками («Катюшка? Ты тут что делаешь?») светились неподдельной детской радостью. – Маме позвонила тетя Даша, и сказала, что ты здесь уже полдня стоишь. («А.Тетя Даша – это, наверное, та соседка Михалыча»). Мама меня послала и сказала, чтоб без тебя домой не шла, она пирожки делает, пойдем к нам, – торопливой птичкой защебетала малышка. 

Маленькая ладошка держала крепко и нежно, как только ребенок может держать месячного котенка…

С Катюшкой и ее мамой Светланой Андреевной полгода назад волонтер встретился не случайно. В местной службе по делам детей рассказали об этой семье. Они и раньше-то жили небогато: мама по дому справлялась, а папа на разных стройках шабашил. А когда сердце отца внезапно замерло, мать понемногу начала спиваться. Сергей привлек себе в помощь знакомых из благотворительного фонда. Те стали выручать продуктами, направили психолога. Постепенно жизнь в семье наладилась: Светлана Андреевна теперь печет и продает вкуснейшие тортики, а вместо пивного ларька посещает храм…

Сергей дернулся: почувствовал, как очередной пепельный лоскут тронул его лицо. Стоп. Нет. Это не пепел. Кистью начинающего художника разноцветная бабочка мазнула крылом по его щеке.

– Тебя бабочка радугой покрасила, – прикрыв рот свободной ладошкой, хихикнула Катюшка.

И тут он почувствовал, как лопнул злосчастный комок в горле, а по щеке, поверх бабочкиного экспрессионизма потекла горячая, искренняя капля.

– Пойдем, – парень теперь снова мог дышать и говорить, пока очень тихо.

В доме Катюшки, как всегда в последнее время, пахло сдобой и улыбками. А за столом с пирожками и чаем сидели хозяйка и бородатый человек в черной рясе.

– Отец Федор, батюшка из нашего храма, – отрекомендовала Светлана Андреевна еще одного своего гостя.

Хозяйка со священником переговаривались о том о сем, Сережа молча попивал из своей чашки и медленно снова уходил в себя. И вдруг, будто очнувшись, понял, что в комнате остались только он и отец Федор. Тот в раздумье смотрел на юношу.

– Однажды один молодой человек увидел, как тонет мальчик, – внезапно, как будто продолжая разговор, произнес батюшка. Голос его звучал ровно и немного грустно. – Человек, не раздумывая, бросился в воду и спас этого десятилетнего подростка. А через семь лет человек узнал, что мальчик вырос, изнасиловал и убил свою одноклассницу. Мужчина долго переживал по этому поводу, даже в церковь стал ходить – грех замаливать. Но потом понял, что не он сделал из мальчика монстра. И что если на его глазах будет тонуть другой мальчик, он точно также бросится его спасать. Молодой человек лишь сделал то, что должен был: спас самое священное – жизнь ребенка.

Повисла недолгая пауза, солнечный лучик заглянул в чашку юноши.

– Светлана Андреевна Вам про меня рассказала, – не отрывая глаз от остывающего в чашке чая, кивнул головой Сергей.

– Да. И подумай вот над чем. Твоему Михалычу было отмерено ровно столько, сколько положено. И умер он именно в тот миг, когда чувствовал себя человеком. Счастливым человеком, а не одиноким, никому не нужным, нищим выпивохой…

– Отец Федор… Тот молодой человек, что спас мальчика… Это Вы?

– Да.

За спиной Сергея тихонько скрипнула половица. Он снова почувствовал прикосновение детских ладошек, которые взяли в плен его руку. На плечо легла русая головка с косичками, а щека приняла легкое движение воздуха, напоминая о бабочке-художнице.

– Дядя Сережа, я, когда вырасту, буду, как и ты, людям помогать.

Юноша перевел дыхание и, наконец, встретился взглядом со священником: тот едва заметно, одними глазами улыбался. И услышал свой голос. Негромкий, но твердый, уверенный:

– Будешь, Катюш. Обязательно будешь. А я тебя научу, как это делать… 

Геннадий ЧУБЕНКО, член Национального союза журналистов Украины

 

 

Другие записи автора

Комментарии — 1

Андрей
21 января 2017, 16:43

жизненный рассказ, заставляет задуматься