Анализ доклада ООН: Чем грозит «голод библейского масштаба» для Украины | ZI.ua
Акция закончилась

Чиновники ООН уже ищут место в посткарантинном мире

24 апреля 2020, 09:07 | Бизнес 1335
Поделиться:
Чиновники ООН уже ищут место в посткарантинном мире

Пандемия COVID-19 поставила вопрос о сокращении ненужных международных структур — и кандидаты на вылет из кожи лезут вон, стремясь доказать свою полезность, заметил автор Укррудпром Сергей ИЛЬЧЕНКО.

Всемирная продовольственная программа (ВПП) ООН выпустила регулярный доклад об угрозах 2020 г. Прогноз выглядит пессимистично: по мнению авторов, число голодающих, нуждающихся в продовольственной помощи по линии ООН, может вырасти в мире со 130 до 265 млн человек. При этом, как указано в докладе, данные и анализы, использованные в нем, были подготовлены до глобального кризиса, вызванного пандемией COVID-19, и не учитывают его воздействия.

Тем не менее пандемия постоянно упоминается в докладе как дополнительный фактор, способный привести к глобальной рецессии, разрушив цепочки поставок продовольствия и источники средств к существованию для наиболее уязвимых слоев населения.

Неучтенный фактор

«Если не будем готовиться и действовать сейчас, чтобы обеспечить доступ, избежать дефицита финансирования и сбоев в торговле, мы можем столкнуться с множественным голодом библейских масштабов в течение ближайших нескольких месяцев», — заявил исполнительный директор ВПП ООН Дэвид Бизли, которого цитирует сайт ООН. При этом Бизли назвал пандемию коронавируса «худшим гуманитарным кризисом со времен Второй мировой войны», указав, что без помощи ВПП на протяжении трех месяцев «ежедневно от голода будут умирать 300 тыс. человек», и подчеркнув, что эти цифры не учитывают последствий пандемии.

Налицо, таким образом, явный разрыв в логике. Если вирус или его последствия так ужасны, авторы доклада должны были дать хотя бы общий прогноз ущерба, ожидаемого именно от пандемии. Или, по меньшей мере, проанализировать ухудшение ситуации, наступившее после того, как ВОЗ официально объявила пандемию с 11 марта, дав возможность экстраполировать дальнейшее ухудшение на ближайшее будущее. Но таких оценок в докладе нет.

Зато там есть жалоба на то, что страны-доноры медлят с выделением средств, необходимых для создания сети логистических центров для доставки гуманитарной помощи в пострадавшие районы мира. На это требуется $350 млн, а общие объемы помощи, как непосредственно продовольственной (в среднем по странам процентов 60), так и на развитие собственного производства (оставшиеся 40), немного превышают $10 млрд в год. Причем эта сумма, как и число людей, нуждающихся в такой помощи, год от года росла безо всякого коронавируса.

Иными словами, из доклада прямо следует, хотя и не указывается открытым текстом, что, сосредотачиваясь на борьбе с коронавирусом, не следует забывать и о проблемах, существовавших до пандемии и отдельно от нее. Эти проблемы тоже могут выйти из-под контроля, притом с самыми неприятными последствиями.

К слову, в число территорий, охваченных голодом, вошли и неподконтрольные Украине отдельные районы Донбасса. Считается, что там гуманитарная катастрофа создается вполне преднамеренно, — считает автор публикации, — чтобы таким образом легитимизировать непризнанные образования и приобщить их к прямому переговорному процессу с Украиной.

А они точно эксперты?

Но вернемся к докладу в целом, предлагает автор.

Там есть оценка продовольственного кризиса, сделанная до пандемии, с разбивкой по странам, и есть заявления о том, что COVID-19 дополнительно к этому кризису «может создать условия для социальных и политических волнений, особенно в наиболее уязвимых странах с продовольственным кризисом», а «неопределенность будущих последствий пандемии в сочетании с ограничениями на передвижение, ростом безработицы, ограниченным доступом к продовольствию и разрушением и без того хрупких средств к существованию может вызвать недовольство, разжигать насилие и конфликты».

Попросту говоря, пандемия вынесена за скобки оценок и превращена в пугало с указанием на то, что она способна превратить прогнозируемые неприятности в значительно большие, и уже не вполне непрогнозируемые.

При этом мы спотыкаемся о слово «может». Может превратить, а может и не превратить, так это надо понимать?

«Недостаток продовольствия/товаров в лагерях беженцев может привести к росту напряженности среди беженцев и принимающих общин. Представления о том, что вирус распространяют неграждане, могут усиливать дискриминацию и социальную изоляцию, особенно в районах, где проживает перемещенное население».



Это «может-не может» выглядит странно. От экспертов ВПП ООН было бы уместно ждать оценку обстановки, а на ее базе — внятный прогноз, способный послужить отправной точкой для выработки программы конкретных действий.

Или, уже как самый минимум, конкретных рекомендаций на тему о том, какие логистические цепочки следует оберегать особо, и, вообще, какие действия следует предпринять, чтобы «не может» не превратилось в «может», если это вообще возможно. А если невозможно, и «может» равнозначно «будет», то нужны оценки этого «будет», а также какие-то рекомендации о том, как со всем этим жить.

И где они? Ага, кажется вот: «В настоящее время должны быть предприняты предупреждающие действия для защиты средств к существованию наиболее уязвимых групп людей и связанных с ними агропродовольственных систем для защиты важнейшей цепи поставок продовольствия. Такие вмешательства должны соответствовать государственным мерам и руководящим принципам здравоохранения и должны разрабатываться и осуществляться в партнерстве и тесной координации между правительствами, гуманитарными организациями и субъектами развития».

Грубо говоря, речь идет о том, что если мы будем тупо сидеть в карантине и ничего не производить, то осенью получим голод. Мы и сами об этом уже догадались. Более того, очевидно и то, что вменяемые страны уже должны быть готовы к введению системы продпайков — фактически того самого, нещадно всеми раскритикованного, «минимального гарантированного дохода», но в продуктовой форме. А также к корректировке карантинных мер в сельской местности, дабы они не мешали сельхозработам. И к дотированию производства продовольствия, чтобы оно не рухнуло вместе со всем остальным в условиях кризиса. И к созданию запасов продовольствия для централизованной раздачи.

Некоторые страны это уже делают: раздают продовольственные пайки и готовятся к дальнейшим трудностям. Другие идут своим путем — к примеру, вводят должность вице-премьера по вопросам реформ. Но вице-премьера по вопросам реформ на хлеб не намажешь, если попытаться это сделать — он убежит по крышам, такое уже бывало. А в этот раз, помимо нежелания вице-премьера по вопросам реформ быть намазанным на хлеб, мы рискуем столкнуться еще и с отсутствием хлеба, как такового.

Кризис демократического лидерства

Впрочем, оставим это в стороне, ибо случай оный, как писал один поэт, «особенный и скверный». Но кризис управления налицо во всем мире. И даже там, где предпринимаются сравнительно вменяемые действия, видно отсутствие лидеров, способных взять на себя ответственность за непопулярные, и, возможно, ошибочные решения. И даже если безошибочные, все равно непопулярные, дающие повод для критики. Прежде всего это решения о введении карантина в приемлемые рамки. Так, чтобы, с одной стороны, число жертв от новых заражений не ушло в лавинообразный рост, когда контроль над ситуацией будет потерян, а с другой — чтобы вместо большого числа смертей от коронавируса, мы не получили еще большего числа смертей от голода в условиях распада всех управляющих структур.

Так вот, нет сегодня таких лидеров, во всяком случае, в странах, которые можно считать демократическими. Выборная демократия за последние три четверти века выродилась буквально до мышей.

Но они обязательно должны появиться, без них не вырулить никак. И они появятся, так всегда бывает. Вопрос лишь в том, сколько шишек мы успеем набить до этого момента, бродя в потемках без дороги. И группа авторитетных международных экспертов могла бы, наверное, что-нибудь посоветовать тем, из кого такие лидеры могут вырасти, облегчив и ускорив их появление.

И они советуют! «Сохранять критически важные гуманитарные продукты питания, средства к существованию и питание уязвимым группам — адаптированные к потенциальному воздействию COVID-19 — для обеспечения полного удовлетворения потребностей.

Позиционировать продукты питания в странах, переживающих продовольственный кризис, для укрепления и расширения систем социальной защиты, обеспечивая тем самым наиболее уязвимым лицам, затронутым или подверженным высокому риску COVID-19, доступ к продуктам питания.

Расширять поддержку пищевой промышленности, транспорта и местных продовольственных рынков и выступать за то, чтобы торговые коридоры оставались открытыми для обеспечения непрерывного функционирования критической цепи поставок продовольствия и агропродовольственных систем в странах с продовольственным кризисом».

Черт возьми, но это, кажется, уже было! Да, вот оно: «Работники сельского хозяйства! Крепите постановления N-ского Пленума новыми трудовыми победами!». Оно? Ведь правда, похоже?

Констатации вместо рекомендаций

В остальном же доклад скорее просто констатирует то, насколько все плохо. Все больше войн, больше парниковых газов, а в случае повышения глобальной температуры еще на два градуса вообще разразится катастрофа. В принципе все это давно известно. Как и то, что климатические изменения имеют не вполне ясную природу, и, скорее всего, носят преимущественно естественный циклический, а не антропогенный характер. И что предоставление продовольственной помощи разного рода людоедско-диктаторским режимам только продлевает их существование и вызывает возрастание запросов на такую помощь в дальнейшем.

И еще одно неприятное впечатление о докладе: в нем приведено множество цифр и даже дана классификация голода по его разновидностям, но это все описание симптомов, и только. Как можно на основании такого поверхностного подхода, не углубляясь в причины, предлагать какую-то помощь на развитие? Точнее, деньги-то на нее, конечно, потратить можно, но какой от этого будет толк?

И еще: что там с ситуацией на местах, насколько глубоко ее понимают авторы? Оставим пока Африку, мы ее знаем слабо. Посмотрим, что они пишут на знакомую нам тему — об Украине.

«Декабрь 2019 года ознаменовался важным поворотным моментом и, возможно, новым движущим импульсом в установлении постоянного прекращения огня в Украине. Впервые за три года президенты Франции, Российской Федерации и Украины и Федеральный канцлер Германии встретились, чтобы оживить остановившийся процесс урегулирования конфликта. Другие многообещающие действия включали в себя разведение сил в нескольких районах и обмен пленными. Тем не менее ожидается, что гуманитарные потребности в пострадавших от конфликта районах Восточной Украины (Донецкая и Луганская обл.) в 2020 году будут оставаться острыми из-за воздействия шестилетнего кризиса на жизнь, средства к существованию и жизнеспособность людей. Наиболее уязвимыми являются городское население, живущее ближе всего к «линии соприкосновения» (УКГВ, январь 2020 г.)».




В общем, начали с выдающихся успехов и закончили тем, что ничего не изменилось.

Барахтаясь в этом море цифр, ищешь финальные выводы, которые, вероятно, должны были бы содержать ответ на главный вопрос: насколько вообще эффективны применяемые сейчас методы оказания продовольственной помощи? Ведь помощь по идее не должна принимать характер постоянной дотации? Она должна помочь терпящей бедствие стране преодолеть кризис — и прекратиться?

Но этого не происходит! Продовольственная помощь принимает характер перманентной повинности и становится нормой на десятилетия.

Второе, чего нет в докладе — подробного разбора причин, грозящих увеличить число голодающих в мире более чем вдвое. Все разбито по странам и утоплено в море ненужных деталей. Но прогноз роста числа голодающих со 130 до 265 млн человек в течение одного лишь года — серьезная заявка. Тут нельзя отделаться неопределенным «может». Нужны анализ факторов риска и список предлагаемых ответных мер — на глобальном уровне. Причем такие меры должны быть направлены на устранение причин катастрофы, а поставки продовольствия голодающим по принципу «здесь и сейчас» — носить характер разовый и чрезвычайный. Но и этого в докладе нет.

Игры бюрократов

Но что же там есть? Если выжать всю воду, то останутся одни лишь бюрократические игры. Структура ООН по раздаче постоянной продовольственной помощи странам, неспособным прокормить себя самостоятельно, пытается представить необходимость такой раздачи, как очевидную данность, продемонстрировать свою эффективность в этом деле и получить дополнительные средства. Но возникает вопрос: а какой смысл содержать эти страны-аутсайдеры на постоянной основе? Не заигрался ли развитый мир с «развивающимися странами», из которых все никак не разовьется ничего путного? Не следует ли оказать им разовую помощь по смене неадекватных режимов, неспособных прокормить собственное население, дав шанс на организацию иной, более успешной власти? А если они не смогут сделать и этого — предоставить самим себе, отгородившись от них. Что до ВПП ООН, то ее нужно реорганизовать, переориентировав на разовые миссии.

Конечно, в мире до пандемии это было невозможно, хотя бы потому, что часть таких стран поставляла сырье, включенное в мировые производственные цепочки, другая — тем или иным способом шантажировала мир, а третья — могла уйти под контроль Москвы или Пекина. Но пандемия толкает всех нас в новую эпоху жесткого рационализма и частичного, по крайней мере, на первых порах, изоляционизма. В этом мире такой подход уже не выглядит чем-то фантастическим.


Новости партнеров


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии