Акция закончилась

Богдан Данилишин: «Как экономике Украины не попасть в идеальный шторм»

13 января 2020, 09:01 | Официально 185
Поделиться:

Ознакомился с «Отчетом о финансовой стабильности» Нацбанка. Приведу несколько пассажей из этого документа.

С одной стороны, утверждается, что при условии продолжения структурных реформ, получения запланированных траншей от МВФ и отсутствия значительных макроэкономических шоков, по базовому сценарию государственный и гарантированный государством долг будет сокращаться до 50% от ВВП на конец 2020 года и 48% — на конец 2021 года. С другой стороны, выплаты правительства и Нацбанка в 2020-2022 годах вместе с процентами превысят 24 млрд. долл. Большую часть этой суммы нужно будет рефинансировать на внешних рынках. Погашение и обслуживание валютного госдолга — ключевой среднесрочный вызов.

Отмечу качественный подход составителей отчета — прогноз они обосновывают многими причинами. Это ответственно и профессионально. Свой вопрос хочу адресовать не тем, кто работал над составлением «Отчета о финстабильнисти», а, так сказать, выше и шире — что будет, если не будет кредитного сотрудничества с МВФ или не все будет складываться со структурными реформами (пока не особо складывалось)? Или еще хуже — если в ближайшие 2-3 года начнется рецессия в мировой экономике, которая будет сопровождаться оттоком капитала из развивающихся стран и, следовательно, приведет к большим осложнениям с рефинансированием госдолга Украины путем привлечения капитала с внешних рынков?

Более того, что будет, если случится так называемый «идеальный шторм»? Идеальный шторм — это ситуация, когда все, что можно представить плохого, происходит одновременно, усиливая эффект каждого из факторов. В результате идеального шторма, на море казалось бы неожиданно возникает волна нереально гигантских размеров, сметающий на своем пути абсолютно все. Такое бывает очень редко, но если туда попадаешь — последствия печальны.

Зачем беспокоиться, скажут оптимисты, разве такое возможно? Возможно. Например, в августе 1997 года, за год до мирового финансового кризиса, индекс Доу-Джонса упал на 7,7% за одну торговую сессию. Выдающийся экономист и математик Б.Мандельброт оценил вероятность этого события в одну пьятидесятимилиардную. Но это имело место. А относительно падения индекса Доу-Джонса 19 октября 1987 на 29% за один день Мандельброт писал, что в соответствии со стандартами финансовых теоретиков, это событие может произойти в одном из 1050 случаев. Это настолько малая вероятность, что математики считают, что она не имеет смысла, потому что это число выпадает из стандартов природы. Однако, для Нью-Йоркской фондовой бирже смысл торгового дня 19 октября 1987 был предельно ясным. И очень печальным для многих ее операторов.

Я не нагнетаю ситуацию. Однако, вижу расчет на то, что все будет складываться удачно. Но есть сигналы, которые настораживают. В последние годы основная надежда в Украине делается на сельхозсектор, который обеспечивает приток инвалюты, необходимой для обслуживания и погашения того долга, который оценивается в 24 млрд. долл. в течение следующих трех лет. Но свежие статистические данные беспокоят.

В ноябре текущего года индекс сельхозпродукции по сравнению с ноябрем прошлого года снизился в физическом выражении на 18,5%. С 2014 года, когда в разгаре были бои на Донбассе, это — худший результат. Можно поискать объяснение у природы — необычно теплая погода привела к тому, что сбор урожая несколько сместился во времени, рост в сельхозсекторе пришелся на второй и третий кварталы. С другой стороны, мы имеем исключительно рекордный урожай −74,3 млн тонн зерновых и зернобобовых состоянию на конец ноября против 70,1 млн. т за весь прошлый год (уже больше на 6%). Но за январь-ноябрь этого года индекс сельхозпродукции по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос всего на 2,4% (в физическом выражении).

А если посмотреть на октябрь-ноябрь 2019 году в сравнении с октябрем-ноябрем 2018 года, то падение индекса составляет 8,8%. Поскольку в четвертом квартале отмечается снижение индекса сельхозпроизводства, это сделает соответствующий вклад в динамику ВВП, которая, вероятно, в четвертом квартале притормозит. Она начала снижаться раньше: если во втором квартале рост ВВП по сравнению с первым составил 4,6%, то в третьем квартале по сравнению со вторым — 4,2%.

Складываются предпосылки к замедлению темпов роста в аграрном секторе, который является локомотивом украинской экономики. Вместе с тем, продолжает осложняться конъюнктура международных рынков металлопродукции и металосырья, а это — вторая по значимости экспортная позиция Украины. На этом фоне блестящая отстраненность Правления НБУ от ситуации с резким укреплением гривны не вполне понятна. Конечно, если руководствоваться интересами экономики в целом, а не сугубо достижением целей по потребительской инфляции.

Есть вопросы и по учетной ставке. Не перестану повторять — ее снижение необходимо было начинать в мае, когда стала очевидной тенденция дезинфляции. Если бы это произошло, не было бы снижения промпроизводства в течение пяти месяцев подряд (а в обрабатывающей промышленности — шести месяцев подряд). Да, снижение ставки само по себе не обязательно дает очевидный эффект. Но в сочетании с другими действиями стимулирования технологических производств с помощью низких процентных ставок по кредитам — обязательно. Хотя бы с точки зрения выравнивания конкурентных условий с другими странами, где ставки ниже.

Что делать? Не полагаться на удачу, приватизацию, дерегуляцию и либерализацию. Необходима проактивная экономическая политика, включающая вмешательство «сверху» и сфокусированность на экспорте. Экспортный рост необходим, такая модель в послевоенной истории приводила к успеху страны догоняющего развития. Начиная с экспорта сырья, перенаправляя часть ренты от экспорта сырья в технологический инновационный сектор в рамках промполитики, нужно постепенно перейти к высокотехнологичному экспорту.

Стратегия понятна — подняться по той же технологических лестнице, по которой в свое время поднялись развитые страны, двигаясь от простых технологий к передовым рубежам инноваций и используя низкую стоимость рабочей силы для сохранения конкурентоспособности, пока не будут созданы технологии и пока не накопится необходимый капитал, включая человеческий.

Правительство должно создавать тепличные условия, играть роль «повитухи» экономического развития. Это требует большого внимания к производителю. Полученная экономика будет сначала перекошена за счет экспортно-ориентированного сектора. Но это те расходы, которые необходимо понести, потому что в результате такого развития в стране будут созданы индустриальные сектора четвертой промреволюции. Это и будет лучшим вариантом структурных реформ.

В противном случае Украину ждет тотальная деиндустриализация, поскольку внутренний спрос на промышленную продукцию явно недостаточен для существования высококонкурентных промышленных секторов.

Если реализовать эту стратегию, то приведенные в «Отчете о финансовой стабильности» макроэкономические шоки будут иметь не столь опасное влияние на состояние украинской экономики. И соотношение госдолга к ВВП будет снижаться — как за счет роста ВВП, так и за счет сокращения госдолга, потребность в наращивании которого будет снижена.

Конечно, вероятность «идеального шторма» не так уж и высока. Но вероятность некоторых случаев падений индекса Доу-Джонса была намного меньше статистической погрешности. Что не уберегло от колоссальных потрясений.

Богдан Данилишин, председатель Совета НБУ, министр экономики (2007-2010 гг.)


загрузка...

Новости партнеров


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии